Норвегия как противоядие от Северного потока - 2

Сосредоточившись на поставках газа из России в Германию, многие аналитики игнорируют или недооценивают важность Скандинавии, и в частности Норвегии, для немецкого энергетического сектора и Северного потока 2. В 2020 году Россия продала 55,4 процента от общего объема импортируемого этой страной природного газа, но уже на втором месте оказалась Норвегия с долей 30,6 процента, — пишет юрист

Скандинавия — важный поставщик энергии в Германию. Это поставки газа из Норвегии и импорт электроэнергии. Газ из Норвегии поставляется в Германию по двум газопроводам: Europipe I и Europipe II. В ближайшем будущем Польша также будет подключена к Europipe II, потому что Baltic Pipe будет подключен к этому газопроводу, который достигает польского побережья через полуостров Ютландия и Балтийское море.

Нидерланды являются третьим по величине экспортером газа в Германию. Однако значение этой страны в этом контексте быстро уменьшается, потому что Нидерланды скоро прекратят эксплуатацию своих наземных газовых месторождений, а также сократят добычу на шельфе в ближайшие годы. Нидерланды превратятся из одного из важнейших экспортеров газа в одного из крупнейших европейских импортеров газа. Потребность страны в газе оценивается в 20 миллиардов кубометров в год. В 2020 году импорт норвежского газа в Германию увеличился более чем на пять процентов по сравнению с предыдущим годом. В основном это связано с отказом от экспорта газа голландцами.

Однако не только газ, но и электричество — скандинавский бестселлер в Германии. В первой половине 2021 года Дания (чистый баланс 1,8 ТВтч) была третьим по значимости экспортером электроэнергии в Германию. Норвегия была на четвертом месте (чистый баланс 1,5 ТВтч), а Швеция на пятом месте с чистым балансом 0,8 ТВтч.

Вскоре после решения об окончательном и ускоренном отказе Германии от атомной энергетики в 2011 году аналитики авторитетного аналитического центра Stiftung für Wissenschaft und Politik (SWP) указали на важность Норвегии, Швеции и Дании для успешного осуществления преобразования энергетики в Германии. Тогда не могло быть и речи о таком быстром отказе от угля к 2030 году, который ставило перед собой новое правительство Германии. Уже в 2012 году Германия увидела в скандинавских странах поставщиков энергии для немецкой энергосистемы, потому что даже тогда они производили больше возобновляемой энергии, чем могли бы использовать.

Вторым по важности элементом для Германии является гидроэнергетика, которая доминирует в структуре энергетики Норвегии и Швеции. Пиково-насосные электростанции идеально подходят для аккумулирования энергии. Германия хотела бы достичь максимальной инфраструктуры и связи с Норвегией, чтобы продавать там свою ветроэнергетику, произведенную в Северной Германии. Проект заключается в том, что норвежцы будут хранить энергию в форме воды на своих электростанциях. Если бы ветер в Германии тогда дул меньше, норвежцам пришлось бы отправить накопленную энергию в Германию. Это немецкое мышление 2012 года остается принятием желаемого за действительное, потому что больше электроэнергии идет из Норвегии в Германию на баланс, чем в обратном направлении через межсетевые соединения NorGer и NordLink.

Импорт электроэнергии из Дании, Швеции и Норвегии является важным элементом стабилизации энергосистемы Германии, поэтому одно из предположений было выполнено, хотя Германии не удалось подчинить норвежскую энергосистему своим потребностям.

Норвегия, Швеция, а также Дания в последние годы активно внедряют технологию улавливания и хранения углерода (CCS), что вселяет надежды в немецких промышленников, которые в Германии не могут воспользоваться этой возможностью нейтрализации своих выбросов CO2.

— Цель состоит в том, чтобы предложить энергоемкой промышленности в Европе накопительные мощности в Норвегии, что даст возможность сократить выбросы CO2, — заявила бывший министр энергетики Норвегии Тина Бру в марте этого года в интервью немецкой газете Handelsblatt.

На начальном этапе применения CCS в Норвегии, затраты на улавливание, транспортировку и хранение составят около 130 евро за тонну CO2. С чисто экономической точки зрения эта цена высока и превышает затраты на приобретение сертификатов на выбросы. Однако в будущем этот вариант может стать конкурентоспособным, тем более что все больше и больше энергетических компаний переходят на CCS, которые увеличивают масштабы использования этой технологии, что приводит к падению цен.

Импорт водорода имеет особое значение для энергетического будущего Германии. Здесь Норвегия может даже выиграть конкуренцию с Россией, если ей удастся заручиться политической поддержкой в ​​Брюсселе и Берлине. Условия в Норвегии даже более благоприятные, чем в России. У скандинавов лучший исследовательский и финансовый потенциал, чем у России. Теперь норвежцы могут экспортировать голубой водород в Германию и хранить углекислый газ с помощью CCS. Таким образом, дешевый водород может попасть в Германию, оставаясь при этом максимально благоприятным для климата.

В рамках сотрудничества Польши с Норвегией в связи с газопроводом Baltic Pipe проблема голубого водорода из этой страны должна вызывать все больший интерес. В интересах Польши также поставлять в Германию норвежский водород за счет водорода из России. Польша должна стать послом норвежских интересов на европейской арене в отношении технологии CCS и возможных поставок водорода в Германию.

от STILET