Top.Mail.Ru
Новости
Как «дело» по газопроводу «OPAL» превратится в спор о «Северном потоке 2»?
23.03.2021 в 03:01
STILET
184
— Трудно представить, что сегодня «Газпром» может получить такое привилегированное положение и такие далеко идущие отступления от законодательства ЕС, как в прошлом с трубопроводом OPAL, — говорит проф. Ежи Бузек, бывший премьер-министр, а в настоящее время член Комитета по промышленности, исследованиям и энергетике Европейского парламента.
 
Как случай с OPAL изменит обсуждение в ЕС политики в области энергетики и климата?
 
Заключение Генерального прокурора Суда Европейского Союза по OPAL, вынесенное в четверг — хотя это еще не окончательный вердикт — является важной и хорошей новостью, прежде всего, для энергетической безопасности Польши. Монополия никогда и нигде не хороша, она не служит потребителям и их кошелькам. Поэтому мы рады, что официальный представитель CJEU оставил в силе решение Суда ЕС осенью 2019 года, который отменил решение, дающее российскому Газпрому право на исключительное использование всей мощности газопровода OPAL. Напомним, что речь идет не о каком-то случайном газопроводе, а о сухопутной ветке «Северного потока-1» — с самого начала он вызывал обоснованные опасения и глубокую оппозицию во многих европейских странах.
Как дело OPAL выльется в спор по поводу «Северного потока — 2»?
Если решение Суда окажется — как это почти всегда — в соответствии с мнением его представителя, оно будет иметь серьезные прямые и косвенные последствия для Северного потока 2. Косвенные — связанные с наземным газопроводом EUGAL. , который должен играть роль для Северного потока 2, такой как OPAL для Северного потока 1, — для распределения российского газа по Европе, в том числе в Австрию, Словакию или Венгрию. Трудно даже представить, что сегодня «Газпром» может получить такое привилегированное положение и далеко идущие отступления от законодательства ЕС, как это произошло с трубопроводом OPAL в прошлом, что сейчас справедливо ставят под сомнение суды ЕС.
И здесь мы подходим к последствиям, непосредственно связанным с «Северным потоком — 2» — влиянию на выполнение газовой директивы. Как известно, в 2019 году в него были внесены поправки — я отвечал за них от имени Европейского парламента. Нам удалось охватить все импортные газопроводы в ЕС, в том числе Северный поток 2, законодательством ЕС. Речь идет об обеспечении доступа к трубопроводу для других торговцев газом, о прозрачных и справедливых тарифах, а также о разделении деятельности, связанной с добычей газа, от его транспортировки и распределения. Организаторы «Северного потока 2» не хотят соблюдать эти правила — возможно, потому, что это уменьшило бы его геополитическую нагрузку, направленную на Польшу или Украину, снизило бы прибыльность всей инвестиции и, как следствие, — могло бы привести к ее остановке. Однако текущие события вокруг OPAL означают, что «Газпром» — даже если бы он хотел и старался — не может рассчитывать на получение какого-либо льготного тарифа при выполнении положений этой директивы.
 
Как случай с OPAL выльется в дискуссии о климатических нормах?
 
Несомненно, такие вопросы, как OPAL или, в более широком смысле, «Северный поток» и «Северный поток 2» — это вода для мельницы для всех тех, кто не видит роли для газа в процессе справедливого энергетического перехода к климатической нейтральности ЕС в 2050 году. Во время недавнего обсуждения «Северного потока-2» с Дитте Юулом Йоргенсеном, генеральным директором по энергетике Европейской комиссии, на заседании моего Комитета по промышленности, исследованиям и энергетике (ITRE) это было очень ясно. Поэтому, выступая, я подчеркнул, что газ является важной мостовой технологией с точки зрения реализации «Зеленого курса Европы». Таким образом, «Северный поток-2» — это не мост — это ловушка для безопасности и энергетической независимости Европейского Союза. С другой стороны, явно понятное противодействие этим инвестициям не должно использоваться для безоговорочной дискредитации газа как энергоресурса в целом — это глупо, нечестно и бессмысленно.
Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика